«Быстро – значит…хорошо!» («Санкт-Петербургские Ведомости», газета № 79, 30 апреля 2008 г.)

Доступно в Google Play!

Вход для пользователей

Новости по брахитерапии - RSS канал Вопросы по брахитерапии - RSS канал
user warning: Table 'uroweb_brachytherapy.semaphore' doesn't exist query: SELECT expire, value FROM semaphore WHERE name = 'locale_cache_ru' in /home/satellites/includes/lock.inc on line 149.

В Петербурге поставили на поток радикальное лечение одного из видов рака новым для России высокотехнологичным методом, который считается реальной альтернативой существующим. Скальпель хирурга и дистанционный излучатель радиоизотопов, если болезнь обнаружена вовремя, будут теперь не нужны.

Заболеть этой формой рака рискует лишь половина человечества. К счастью, не лучшая. К сожалению, сильная. Рак предстательной железы подкрадывается коварно и безболезненно. Когда скрутит, считайте — метастазы уже разъедают кости. А так гнездится себе в этой пикантной железке и ничему не мешает.

— Поэтому к докторам обращаются большей частью в запущенной стадии, когда хирургической операцией уже не обойтись. Пораженную железу и метастазы приходится лечить гормональными препаратами либо с применением лучевой или химиотерапии, — рассказывал мне за ведующий отделением урологии клинической больницы № 122 имени Л. Г. Соколова, доктор медицинских наук, профессор Сергей Горелов. — Так что теперь мы мужчин после пятидесяти, с чем бы они к нам ни обращались, просто не принимаем без результатов анализа крови на наличие ПСА — простатического специфического антигена. Повышение его количества по сравнению с нормой позволяет заподозрить и своевременно выявить рак предстательной железы.

Это особенно актуально у нас, на Северо-Западе России, где, как и в Скандинавии и Северной Америке, по каким-то до конца не ясным причинам мужчины подвержены такому заболеванию значительно чаще, нежели, скажем, в Юго-Восточной Азии. А китайцы и вообще им практически не болеют — везет же ребятам! Зато в нашем городе, как сообщил недавно главный уролог Петербурга профессор Борис Комяков, им стабильно заболевают 29 человек на сто тысяч населения. И при этом с каждым годом это заболевание молодеет!

Ну ладно, к счастью, теперь и у нас сделаны решительные шаги к ее по возможности более раннему выявлению. Не японская еще, понятно, идиллия, но всеже нечто: регулярная сдача крови на ПСА становится, слава богу, таким же непреложным анализом, как некогда ежегодная флюорография. Но рак остается раком: с ним нельзя ни смириться, ни сжиться; тут либо он нас, либо мы его. Лучше, конечно, быть со щитом.

Поэтому, радуясь возможности более раннего выявления болезни, урологи либо удаляют пораженную раком предстательную железу, либо облучают раковые образования в ней радиоизотопами или душат гормонами. Можно еще применить химиотерапию, но это только лишь сдерживает развитие опухоли. Эффективнее всего, разумеется скальпель, но, во-первых, не всякий пациент согласится под него лечь, а во-вторых, не каждый эту операцию сдюжит. Уж больно она сложна, часто сопровождается значительной кровопотерей. Да и после того как прооперируют, роднее матери зачастую становятся памперсы — недержание мочи и всетакое. К тому же, хотя оперируют и не юношей далеко, пациентам отнюдь не хочется терять столь важную для степени их самооценки потенцию, а она запросто способна сгинуть навсегда. Хотя, конечно, и не у всех, но тут уж, как говорится, как карта ляжет.

По идее, насколько я понял профессора Горелова, лучше всего разрушать раковые клетки итормозить их рост путем точного облучения. До этого додумались почти столетие назад, когда американские медики изловчились ввести больному через уретру капсулы с радиоактивным радием-226. Правда, несовершенное оборудование не позволило тогда сделать ставку на этот метод, позже названный брахитерапией от греческого слова «брахиос», то есть короткий, быстрый.

— Десятилетиями используется наружная терапия лучевая, — поясняет Сергей Игоревич. — Но предстательная железа расположена внутри организма, поэтому облучение проводится дистанционно — излучение проникает в раковые клетки через здоровые ткани малого таза. И повреждает их вместе с раковыми, не разбирая ни правых, ни виноватых. Потому и невозможно обрушить на болезнетворные участки всю мощь излучения. В результате лечение получается длительное и затратное.

Поэтому инженерно-медицинская мысль уже на новом витке развития техники и искусства врачевания вернулась к брахитерапии. Как и сто лет назад, микроисточники радиоактивного излучения на основе теперь уже изотопа йода-125 вводятся внутрь пораженной раком предстательной железы. При этом максимальная доза излучения доставляется непосредственно в опухоль, минуя прилегающие весьма деликатные и хрупкие мужские органы и ткани. Весь вопрос — как.

Потому на заре XX века дело это и не пошло, что не было двух вещей — компьютерного томографа и специальных игл. Не только до компьютерной томогра фии, но и до ультразвуковых аппаратов, которые тоже можне применять для контроля за введениєм в простату источников радиации, было еще далеко...

Теперь все это есть. Есть и чудесные имплантаты — крошечные, меньше рисового зернышка, титановые капсулы с радиоактивным йодом в золотом сердечнике, которые постепенно губят раковые клетки. Ау нас в Петербурге есть молодой врач-уролог — всего четыре года, как получил диплом! — Биктор Горелов, который мастерски навострился «обстреливать» этими чудесными «пульками» пораженные железы пациентов. К моменту нашей встречи он выполнил уже 55 подобных процедур.

Конечно, тут нет ничего общего со стрельбой, хотя после всестороннего обследования больного Виктор Павлович составляет с помощью специальной компьютерной программы своего рода мишень — карту будущего расположения в предстательной железе микрокапсул. Они закреплены на жесткой саморассасывающейся в организме нити, чтобы не блуждали как попало внутри, а воздействовали точно на те точки, которые наметил доктор Горелов.

Далее следует сама процедура, длящаяся всего лишь около часа. Именно процедура, а не операция, ибо проводится не в операционной, а в кабинете компьютерной томографии. Больного кладут на живот, делают ему так называемую эпидуральную анестезию, которая лишает чувствительности лишь нижнюю частьтела пациента, остающегося в полном сознании, и Виктор Павлович начинает свое колдовство. Иначе ведь и не скажешь, поскольку десятки игл он собственноручно вводит в тело больного через промежность в простату — и каждую на свое, предопределенное картой место и на точно рассчитанную глубину. Участвующий в процедуре рентгенолог при этом не отрывается от монитора компьютерного томографа, корректируя действия уролога. В пораженную железу имплантируется в среднем от 60 — 90 до 120 микроисточников в зависимости от того, каких размеров железа.

— Как же вы так наловчились-то, Виктор Павлович?

— На апельсине, — на полном серьезе отвечает тот. — Нет, это правда — у апельсина примерно такая же плотность, как и у человеческих тканей. Ну и потом опыт уже появился, с каждой процедурой все выходит точнее.

В принципе, после того как перестанет действовать анестезия, больной, «нашпигованный» микрокапсулами, может идти домой, но в клинике его все же на всякий пожарный оставляют на сутки в отдельной палате. Зато потом пациент может вернуться к обычной жизни и скоро, как меня уверяли доктора, позабудет, что с ним такое было. Поскольку «зерна» доставлены ему непосредственно в простату, концентрация излучения внутри опухоли в два-три раза выше, чем при наружной лучевой терапии, и борьба с раковой опухолью становится более эффективной. Через несколько месяцев микрокапсулы с йодом-125, имеющим период полураспада всего 60 дней, перестанут, растратив свою энергию, испускать излучение и «уснут» внутри излеченной железы, не причиняя выздоровевшему человеку никаких не удобств.

—А выздоровление после лечения методом брахитерапии наступает с той же высокой степенью вероятности, что и после хирургического удаления пораженной простаты, — всем своим немалым профессорским авторитетом ручается Сергей Горелов. — Осложнения если и могут возникнуть, то гораздо реже, чем при традиционных способах лечения, ведь процедура крайне мало повреждает организм. Впрочем, у нас пока, к счастью, никаких осложнений у выписанных больных не было.

Как говорил на состоявшейся в начале апреля в Петербурге научно-практической конференции «Высокие медицинские технологии: брахитерапия рака предстательной железы» главный уролог Петербурга профессор Борис Комяков, это, конечно, недешевая операция. В среднем ее стоимость составляет более 350 тысяч рублей. Однако за счет средств федерального бюджета государство уже оплатило проведение 84 таких операций в Петербурге.

— Сейчас новым для нас методом мы пока можем лечить всех, кто к нам обратится, если только рак у него не вышел за пределы простаты, — уверяет Сергей Горелов. — Но, если понадобится, готовы расширять «производство». Тем более что большую часть затрат на процедуру — а в ее калькуляции львиная доля — стоимость микрокапсул, закупаемых за рубежом, — берет на себя государство. Впрочем, если затраты на подобные операции войдут в перечень обязательного медстрахования как в городе, так и в Ленобласти, то больным вообще не придется тратиться.

Переговоры с руководством петербургской и областной медицины на сей счет, как нам известно, идут, так что будем надеяться, что все получится. И бюджеты субъектов Федерации расходы на излечение методом брахитерапии, безусловно, выдержат — этоже значительно дешевле применяемых в настоящее время традиционных методов лечения локального рака предстательной железы!

ВложениеРазмер
«Быстро – значит…хорошо!» («Санкт-Петербургские Ведомости», газета № 79, 30 апреля 2008 г.) в tiff формате158.4 кб